На карнавале

15 августа, 2017г. Комментировать »

Изображение к странице «На карнавале»Рассказ-быль

Время летело с космической скоростью. Приближалась зимняя сессия. Ещё, надо было столько читать-перечитывать, готовиться к экзаменам, что при всём желании не хватило бы на подготовку «ещё одного дня», как у каждого студента. Чтобы как-то нагнать упущенное время, я решил пожертвовать даже предновогодним вечером. Правда, усидеть дома тогда, когда, кажется, всё говорило: «Иди, гуляй, празднуй, встречай Новый год», – было трудно. Праздничная сутолока, запахи ели, мерцание ёлочных гирлянд, лёгкий, искрящийся снег...

Моего «твёрдого решения» хватило ненадолго. Многоголосая, веселящаяся публика на площади маленького городка, где, играя разноцветными огнями, блистала красавица-елка. Вокруг неё цепью стояли ледяные исполины – герои моих детских сказок. Ряженые, скоморохи, цыгане наперебой предлагали угощения. Здесь не было скучающего лица. Улыбки, смех, задорные песни, частушки слышались из разных углов площади. Десятки удалых гармонистов с лихо надетыми ушанками, с размалёванными лицами, в масках рвали меха гармоней – веселили публику.

Небольшая площадь, казалось, вместила в себя всех жителей городка, если не всех, то половину наверняка. А гуляющая публика продолжала вливаться со всех улиц, сходящихся на площади.

«Чтобы попасть на карнавал в такое время, и помышлять нечего», – успокаивал я себя, а ноги шли, и внутри что-то толкало меня: «Иди». Ноги сами привели меня к парадному подъезду Дворца угольщиков.

И тут, словно давно меня ждала, подходит ко мне средних лет женщина с усталыми глазами и извиняющимся голосом спрашивает: «Молодой человек, у вас нет желания попасть на бал?» Не проронив ни слова, я полез в карман за деньгами, так как от неожиданной удачи я потерял дар речи, но она меня остановила легким прикосновением руки: «Ради Бога, ничего не надо, только чтобы билет не пропал, идите, веселитесь, счастливого Нового года!». Мне хотелось расцеловать невесть откуда взявшуюся женщину. Но когда я пришел в себя от изумления и радости, её уже рядом не было, она исчезла, как фея в Новогоднюю ночь.

Раздевалка уже не принимала одежду, её было так много, что её уже клали на полки раздевалок.

Начинался парад карнавальных костюмов, и я заявил, что девушки должны взять у меня пальто, так как я претендую на первый приз, а костюм вон у моего товарища. И я указал на молодого парня, который стоял невдалеке от меня и держал в руках большой пакет. Я пообещал гардеробщице, что первый приз – бутылку шампанского – я обязательно приду распить с девчатами из гардеробной.

Дед Мороз со Снегурочкой находились в кругу веселящихся. Стены фойе Дворца, казалось, раздвинулись, иначе как можно было бы вместить такое количество молодежи. Сверху перил второго этажа мне хорошо было обозревать, как внизу перемещалась, двигалась, шумела, смеялась, пела, плясала молодежь. Прелестные маски и полумаски мелькали перед моим взором. Все внизу кипело, бурлило. Мелодии танцев, сменяя одна другую, сжимали мне сердце и куда-то звали. Я был во власти новогоднего праздника.

Моё внимание привлекла стоящая внизу у колонн девушка. После очередного танца её окружили девчата и парни. До меня, как мне казалось, доносился даже её смех, настолько моё внимание было приковано к ней. Но как только начинался новый танец, она вновь оставалась одна. Подходили парни, приглашали её на танец, но она вежливо отказывала. Что вежливо, в этом я не сомневался – можно было понять по её лицу, на нём было «написано» извиняющееся выражение.

Парни низко раскланивались и уходили. А девушка, по моим понятиям, была «ладная». Так выражалась моя мама, когда видела стройную, хорошо «скроенную» девушку. В этой девушке было всё гармонично: спускающиеся на плачи легко вьющиеся волосы, обнаженные руки, открытое, чистое лицо, тело удивительной пропорции, ножки точёные. Они были созданы для танцев. А она почему-то не танцевала.

Теперь вокруг меня ничего не существовало. Мой взгляд был прикован к ней. Из своих наблюдений я сделал вывод: здесь её знают многие. Она часто наклоном головы с улыбкой или легким взмахом руки приветствовала знакомых в толпе танцующих. Было мне ясно, что она любит музыку или, во всяком случае, не равнодушна к ней, потому что мелодия танца меняла выражение её лица. Сейчас, тем более тогда, трудно было себе объяснить, как я оказался подле девушки. И откуда у меня взялась смелость пригласить её на танец?

К моему внутреннему удивлению, девушка мне не отказала, а только спросила с улыбкой: «А вы уверены, что хорошо танцуете? Я могу уйти с круга. И вы не боитесь, что можете остаться без ног? Я их могу проткнуть своими каблучками-шпильками». У меня были основания ответить ей, что не боюсь ни того, ни другого. Всё ведающая мама, большая любительница танцев, наверное, с восьми лет начала меня учить искусству танца. Да к тому же без её ведома я бегал в кружок бального танца при школе. Я добился похвалы мамы только на выпускном балу, спустя десять лет после наших первых уроков. О, как я был сейчас благодарен маме за её уроки танцев.

И всё-таки, танцуя с девушкой, я чувствовал себя не совсем уверенно. Она же танцевала легко и изящно. Она как будто парила, не касаясь паркета. Будто на балу в светском обществе как какая-нибудь аристократка, древняя как сама Земля, вскинув взгляд, воскликнула бы: «О, это грациозно, это прелестно!».

При знакомстве девушка без тени кокетства ответила: «Бася». Заметив моё молчаливое удивление, Бася пояснила, что имя ей дали в честь прабабушки-полячки. И с каким-то задором спросила: «А может рассказать автобиографию?»

И не дожидаясь моего согласия, начала не без юмора: «Я родилась по собственному желанию и, как утверждали соседи, от собственных родителей. Выросла, окончила школу и опять-таки по собственному желанию пошла работать на завод токарем».

Пройдут годы. В один из прекрасных зимних вечеров, а возможно, радужно весенних, наша дочь – удивительное создание с огромными прекрасными глазами, знакомясь с молодым человеком, начнет рассказывать о себе: «Перво-наперво мои родители сильно полюбили друг друга. По их огромному желанию родилась я. Ну а потом, соответственно, выросла и вот стою перед тобой. Зовут меня Любовь».

Мы же с Басей всю жизнь будем благодарны доброй Фее, вручившей мне счастливый билет на новогодний карнавал.

Тамара Селиверстова.

 

Ответить

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика