«Условно» горячая точка»

22 февраля, 2017г. Комментировать »

Изображение к странице ««Условно» горячая точка»»Поворотные 80-90-е годы в первую очередь характеризуются, как период этнополитических конфликтов, чего только стоила одна война между Грузией и Абхазией. Помните, Грузия тогда хотела отделиться от Советского Союза, а Абхазия, наоборот, стремилась остаться в составе СССР, отделившись, в свою очередь, от Грузии. После распада Советского Союза конфликт между ними перешел в стадию открытого противостояния. И лишь два года спустя, в разгар лета 1994 года, после того, как в результате военных действий восемь тысяч человек было убито, 18 тысяч ранено, около 240 тысяч человек вынуждены были покинуть родные дома, российские миротворцы  вошли в зону конфликта.

В миротворческих силах, находящихся в зоне грузино-абхазского конфликта, довелось служить ребятам и из нашего города. Среди них был Александр Пахомов. «Нас, новобранцев, по прибытии в Тоцкое, после учебки в Самаре, выстроили на плацу и объявили: «Кто готов продолжить службу в зоне грузино-абхазского конфликта, шаг вперед!».  «Вся рота, как один, сделала четкий шаг вперед», – вспоминает Александр. Следует отметить, меня он сразу же предупредил, что при демобилизации подписал бумаги о неразглашении происходящего в зоне конфликта в течение 25 лет. Срок еще не прошел, поэтому наш разговор с миротворцем получился очень уж скупым на детали.

Итак, наши военнослужащие, со слов Александра, проходившие службу в  миротворческих силах, контролировали перевозки на дорогах, пресекая ввоз и вывоз боевой техники, оружия и боеприпасов конфликтующими сторонами, охраняли жизненно важные объекты, доставляли гуманитарную помощь населению, чем и создавали условия для переговоров и других мероприятий по мирному урегулированию, восстановлению законности и правопорядка в этих двух республиках. «Но, к сожалению, миротворцы не смогли  сделать грузин ближе абхазам, и наоборот. Наверное, это все-таки задача политических элит. Максимум, что могли совершить мы в Абхазии, – это сделать невозможным новый 1992 год. И эту задачу   выполнили, разделяя стороны, противостоя экстремистам и с грузинской, и с абхазской стороны», – рассказывает Александр. Я же, в свою очередь, в разговоре с ним добавила, что опасность повторения событий 1992 года возникала не раз, об этом тогда открыто писали в средствах массовой информации. Причем наиболее возможным было перерастание столкновений в новую войну в 1994-м, как раз когда и служил в миротворческих силах Александр. Но ни тогда, ни позднее война не началась. И мы тогда знали из тех же газет, что, несмотря на то, что открытых нападений на миротворцев не было, угроза попасть под обстрел или наскочить на мину для наших солдат и офицеров в зоне конфликта  существовала всегда. И эта зона была совсем не «условно горячая точка», как ее называли в СМИ, поскольку уж больно дорого обошлась нам эта миротворческая миссия, цена которой – 117 жизней российских солдат и офицеров.

Отслужив полтора года в зоне грузино-абхазского конфликта, Александр Пахомов вернулся в родной город. Поначалу работал водителем на автобазе, а потом перешел в филиал ОАО «Газпром газораспределение Уфа» в Кумертау, где и по сей день успешно трудится  монтажником наружных газопроводов. Через год женился на девушке, которая писала ему длинные письма на службу, в каждой из которых была просьба «Саш, береги себя…». Сегодня Александр счастливый отец двух сыновей –Артема и Никиты и любящий и любимый муж. «Мои мальчишки обязательно отдадут долг Родине, они будут служить в армии. Я этого хочу, ведь армия – это серьезная школа мужества, место, где можно проверить себя, на что ты вообще способен. Но все же, как родитель, я против того, чтобы наши дети служили в «горячих точках», для этого есть военнослужащие по контракту», – признался миротворец в конце нашего разговора.

Лилия АБЗАЛИЛОВА.

Фото автора.

Ответить

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика