Правда о первом русском царе Иоанне IV

10 февраля, 2017г. Комментировать »

Изображение к странице «Правда о первом русском царе Иоанне IV»

Битва при Молодях.

Окончание.

Немного о многоженстве Иоанна Васильевича. Тут такого нашими либералами понаворочено, сразу и не разберешь. Помогут факты. Факты таковы, что венчали царя четыре раза, следовательно, официально имел четыре жены. С первой, Анастасией Романовой, прожил в любви и согласии 13 лет. Она была надежной опорой во всех начинаниях государя, а когда стала помехой противникам самодержавия, ее отравили (ртути в останках в 100 (!!!) раз выше допустимого, мышьяка – в 10 раз).

Следующий брак, отчасти из политических соображений, заключил с дочерью кабардинского князя Темрюка Идаровича, красавицей Кученей, крещенной под именем Марии. Как ни странно, молодая горянка искренне полюбила мужа и тоже стала активно поддерживать политику царя. Ее свели в могилу тем же способом, с помощью мышьяка. Через два года после смерти Марии, в 1571 году царь решил жениться в третий раз, для чего в Александрову Слободу на смотрины свезли невест со всей страны. Выбор царя пал на дочь коломенского дворянина, красавицу Марфу Собакину, которая сразу занедужила и через две недели после свадьбы померла. Вот, угадайте, от чего? Когда в 1960-х вскрыли саркофаг, все были поражены: царица лежала, как живая, настолько тело было пропитано ядами. Царь просил разрешения на четвертый брак у освященного церковного собора, поскольку третий фактически не совершился. По решению особой комиссии разрешение было дано. Правда, женился государь через 8 лет на Марии Нагой, которая родила печально знаменитого наследника Дмитрия. Откуда же взялись семь жен? Очередные басни «доброжелателей». У них, сразу после смерти Марфы в 1572 году, царь женился на замужней(!) Анне Колтовской, которая ушла в монастырь. Царь тут же женился на Анне Васильчиковой, но она умерла. Тогда царь женился на вдове Василисе Мелентьевой. Англичанин Горсей называет еще одну (восьмую!) Наталью Булгакову, а датский посол Ульфельд, карьера которого в России не задалась, писал о гареме из 50 знатных ливонских пленниц. Для чего понадобилось столько  небылиц? Просто в Европе любовницами монархов никого было не удивить, а вот многоженство считалось преступлением. Б. Годунову необходимо было избавиться от конкурента, вот он и объявил Марию Нагую шестой женой, а значит, незаконной. Не вышло. Тогда царевич Дмитрий «зарезался», играя в ножички. Так что, ларчик просто открывался: ищи, кому выгодно.

В заключение хочу обратить внимание на одно ключевое событие эпохи Ивана Грозного, которому в учебниках отводится одна строчка. Это битва в селе Молоди 30 июля 1572 года. Немного предыстории. В 1569-70-х годах до России докатилась эпидемия чумы, которая выкосила до четверти населения Европы. Только в Москве хоронили до 600 человек в день. В Новгороде в общих могилах было погребено до 10 тысяч, которых наши записные историки причислили к жертвам царского террора. Правда в том, что царь свой суд вершил в январе 1570-го, а первых чумных стали хоронить в сентябре! Ситуацией тут же воспользовалиь наши «друзья» в Крыму. В этот раз Девлет-Гирей собрал всю свою орду, к которой присоединились ногайские ханы, и набралось их более 120 тысяч. Недобитые оппозиционеры сообщили, что царь с войском в Ливонии и Москва беззащитна. Мы смогли набрать 40-50 тысяч, но из-за несогласованности и боярского своевольства на пути татар оказался лишь трёхтысячный отряд опричников под командой Я. Волынского. Конечно же, орда их просто смела, но Бельский, командовавший главным полком, сумел прорваться в Москву. Так что наскоком взять столицу у татар не вышло. Тогда они подожгли город. Стояла сушь, и город вспыхнул разом. Началась паника, давка, все стремились укрыться в Кремле, рванули пороховые погреба. Сам Бельский погиб, командование никто на себя брать не хотел, боясь ответственности, и люди горели, гибли, тонули тысячами. Даже татары, кинувшиеся грабить, тоже сгорели. Царь с войском успел на пепелище.

Девлет-Гирей хвалился в письме к Сигизмунду, что угнал 60 тысяч пленных, да столько же перебил. Наступили трудные времена. Против России сколачивалась целая коалиция. Девлет-Гирей приказал не расседлывать лошадей, предполагая окончательно сокрушить Русь. Помощь обещал турецкий султан, требуя  вернуть Казань и Астрахань, работорговцы взялись спонсировать новый поход. Рассчитывая на барыши, подтянулись европейские наемники. В 1569 году на основе Унии Польши и Литвы появилось могучее государство – Речь Посполитая, желавшая устранить своего давнего соперника. Шведский король Юхан тоже не прочь был воспользоваться ситуацией и оттяпать часть исконно русских земель в Прибалтике. Возникла серьезная угроза существованию Русского государства. После чумы, долгой Ливонской войны наша армия сильно поредела. Дворяне уже не могли привести достаточного количества профессионалов. Раньше хоть из черкесов, ногайцев, чемерисов, башкир пополнение набирали, теперь одни переметнулись, другие рассеялись или ждали татар и турок. По документам Разрядного приказа, всего «со всеми воеводами всяких людей 20043, оприч Мишки с казаки». Мишка – это донской атаман Михаил Черкашин с отрядом казаков в 3-5 тысяч. Вот и все, что мы могли выставить против 120-тысячной орды. Девлет-Гирей повторил прошлогодний маневр, обойдя наши заставы возле бродов на Оке, и по Серпуховской дороге двинулся на Москву. Но теперь другие полководцы командовали – М. Воротынский, Д. Хворостинин, которые не помчались прятаться за московскими стенами, а вцепились в хвост  растянувшейся татарской армии, терзая ее обозы. Русская армия подтянулась следом и встала с пушками у деревни Молоди, возведя Гуляй-город из деревянных щитов. Хан, узнав о погромах, повернул войско, не дойдя 40 верст до Москвы. Преследуя конницу Хворостинина, попали под огонь стрельцов и казаков Гуляй-города. Погиб ногайский хан, трое мурз. Лучший полководец Крыма Дивей-мурза, решивший лично выяснить положение, был взят казаками в плен. Два дня татары раны зализывали, 2 августа пошли на штурм врукопашную, т. к. Хворостинин, разгромив обозы, лишил их артиллерию пороха. Во время штурма Воротынский скрытно вывел конницу и ударил с тыла. И орда побежала, преследуемая славными русскими витязями. Многих перебили на переправе, многие потонули, многих побили гарнизоны южных крепостей и прятавшиеся крестьяне. Победа была полнейшая, говорили, что до Крыма добралось не больше 20 тысяч. Приврали, конечно, но не это главное. Главное, русский народ, во главе со своим первым православным царем, одолел супостата, не допустил ига иноземной орды, сохранил свою независимость. Поэтому очернители России постарались всячески затереть из памяти народа и эту великую битву, да и многие другие важные вехи той эпохи, связанные с именем Ивана Великого. Да, именно Великого, ведь Грозным его стали называть либеральные историки уже в XIX веке. Русские люди запомнили его, как своего заступника, государя-батюшку, защитника православной веры, истинно народного царя. Пришло время и нам очистить историческую память народа  от целенаправленной лжи и ее очернительства, свято чтить наших предков, быть достойными продолжателями их великих дел и начинаний. А на свору наших современных  курбских да шуийских, «достойных подлости прославленных отцов», не нужно обращать внимания, они этого не стоят. У нашей Родины великое прошлое и, уверен, не менее достойное будущее. Вместе мы победим!

В. СИРОТКИН.

Один комментарий

  1. Кашаева Райса:
    С большим удовольствием читаю статьи В.Сироткина!С таким патриотизмом,правдой и гордостью за Россию он рассказывает о замечательных страницах истории нашей родины!Вот было бы здорово если бы он вел где-нибудь лекторий-люди бы посещали такие мероприятия.Успехов автору статьи!

Ответить

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика