Человек высокого полёта

21 февраля, 2015г. Комментировать »

Изображение к странице «Человек высокого полёта»Летчики-испытатели – самой опасной профессии в техническом мире. Становятся испытателями лишь летчики экстра-класса, обладающие высоким интеллектом, инженерным складом ума, абсолютно здоровые, собранные, хладнокровные, преданные делу. этой профессии – национальное достояние.

Но их не узнают на улице, у них не про­сят автографы — их популярность вы­сока только в среде профессионалов. Но именно они дают путёвку в небо лучшим современным боевым и гражданским са­молётам страны. Кроме того, профессия летчика-испытателя редкая, можно сказать, штучная, по России их считают далеко не тысячами. Один из них – Виктор Евгеньевич Половинкин, поднимающий в воздух верто­лёты с взлётно-посадочной полосы Кумер­тауского авиационного завода.

В 1974 году семеро выпускников сред­ней школы села Аскат, что на Алтае, по окон­чании десятого класса решили: «Пойдём в авиацию!». Тогда в 60-х -70-х годах молодые люди, по большей части, стремились стать космонавтами и лётчиками, как сегодня эко­номистами и юристами. Поскольку конкурс был нешуточный, 15 человек на место (тре­бовались более чем основательные знания по физике и математике, отменное здоровье и отличная физическая подготовка), курсан­тами Сызранского высшего военного авиаци­онного училища лётчиков стали только двое, в том числе и Виктор Половинкин. По завер­шении лётного училища на «отлично» кур­сант Половинкин для прохождения дальней­шей службы был распределён в отдельный корабельный противолодочный вертолётный полк Черноморского флота, где дослужил­ся до командира отряда корабельных вер­толётов и стал лётчиком первого класса. Но у молодого пилота была мечта: в професси­ональном уровне дойти до вершины – стать лётчиком-испытателем. За шесть лет службы на Черноморском флоте он достиг в профес­сиональном плане всего того, что требовалось от кандидатов в испытатели: хороших знаний в области теории и устройства летательных аппаратов, высокого уровня управления ими. За год обучения в Центре подготовки лётчи­ков-испытателей Ахтубинска им было освое­но пять новых типов летательных аппаратов, изучена методика лётных испытаний, напи­сана дипломная работа, равнозначная кан­дидатской диссертации, доведены до совер­шенства тренажи (система действий, которые испытатель должен выполнять на автомате, чтобы в аварийной ситуации не волноваться, не паниковать).

После школы испытателей Виктор Евге­ньевич был распределён в лётно-испыта­тельный институт Феодосии, где проводил испытания абсолютно новых эксперимен­тальных воздушных судов, оценивая их ка­чество и этим помогая конструкторам их дорабатывать. Однако в 90-х годах жизнь совершила крутой вираж. Половинкину так же, как и всем военнослужащим Украины, предстояло принять присягу на верность Украине. Он остался верен России.

Город Кумертау и авиационный завод Виктор Евгеньевич знал, два раза приходи­лось перегонять вертолёты на базу для ис­пытаний, поэтому, когда встал вопрос даль­нейшей службы, позвонил руководству и тут же получил приглашение. С тех пор он поднимает в небо вертолёты, рождённые в гуле и грохоте цехов . Его задача максимально проверить работо­способность машины на соответствие абсо­лютно всем параметрам, то есть собрать как можно больше материала для того, чтобы специалисты завода смогли быстро найти причину сбоя работы той или иной систе­мы и устранить этот недостаток. Кстати, со слов Виктора Евгеньевича, в авиации мело­чей не бывает, и даже маленькая заклёпоч­ка может стать причиной аварийной ситу­ации. Поэтому каждый серийный вертолет проходит испытание по одной и той же про­грамме и выполняется в нескольких полё­тах. Если выявляются недостатки, то прово­дятся контрольные полёты с целью довести системы вертолёта до безотказного рабоче­го состояния и сдать его в эксплуатацию за­казчику в самом лучшем виде.

Сегодня, 36 лет спустя после первого са­мостоятельного полёта, Виктор Половинкин по-прежнему в высокой профессиональной форме. Конечно, авиационных инцидентов за это время было достаточно и самых разных – простых и серьёзных, когда прежде времени приходилось идти на посадку. Но как бы дра­матично ни складывалось положение в воз­духе, ни одну машину он не бросил.

На мой последний вопрос в беседе, о чем думает лётчик-испытатель, когда находится в небе, Виктор Евгеньевич лаконично отве­тил: «О том, что показывают приборы, и слу­шаю, как работает двигатель».

Лилия АБЗАЛИЛОВА.

Ответить

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика