Ничего личного

1 октября, 2013г. Комментировать »

Изображение к странице «Ничего личного»Что ближе нам, чем завтра, что дальше, чем вчера? Это я к тому, что День пожилых людей каждый из нас должен счи­тать своим. Или вы думаете, что вас всегда будут звать Лю­бочками и Ринатиками и с комсомолом вы никогда не рас­станетесь, то есть будете вечно молодыми? Почему я злой, спрашиваете? Ничего личного, вы мне все симпатичны.

Просто не забывайте, что у каждого есть почтен­ных лет родственники, сосе­ди, бывшие коллеги. Так по­звоните им первого октября и просто пожелайте хоро­шего настроения. Оно им в этот день пригодится. Думае­те, легко нам, пожилым, при­ближаться к конечной точке бытия?!

Мы почему ворчим ино­гда? Просто у нас раньше велосипедов не было, как у почтальона из Простоква­шино… Ведь нынешние по­жилые пережили трудное послевоенное детство, не­хватку, время репрессий и дефицита. Все, чем мы были богаты, это безудерж­ная гордость за свою могу­чую, великую, никем непо­бедимую страну. Сейчас вот все на прилавках есть, люди стали жить на широкую ногу, залезая, правда, в немысли­мые кредиты, а гордиться достижениями страны мож­но только в дни Олимпий­ских игр, и то в отдельных видах спорта.

Мы вот раньше смотрели новости под бравурную му­зыку и радовались за ста­леваров, дающих рекорды у мартеновских печей, за хле­боробов, собирающих ре­кордные урожаи, за иванов­ских ткачих, дающих стране километры ситца в мелкий цветочек, за ученого, попол­нившего таблицу Менделее­ва, за космонавта, спевшего в открытом космосе песню о Родине. А сейчас, какую кнопку ни нажми, грабежи, убийства, коррупция, гей-па­рады, спящие на заседании Госдумы слуги народа. Эх, скажу – язык сгорит, смол­чу – душа сгорит: общество развращено, и лекарства от этого нет ни в одной крутой аптеке. Так я зол на тех, кто моральный кодекс строите­ля коммунизма низвел до плинтуса, что если бы не нос, глаз бы глаз разнёс.

Что-то отвлекся я от темы, но как кипяток не забыл, что холодным был, так и я на­помню вам о сегодняшнем празднике. Обычно к нам, пожилым, относятся потре­бительски: старый шелк и на сбрую пошел. Мы помо­гаем воспитывать внуков, делимся с молодыми сво­им скромным денежным довольствием, выращива­ем и консервируем для се­мей фрукты и овощи, вы­полняем многочисленные поручения: сходи, принеси, заплати, свари, испеки. Мы стараемся, в большинстве своем, не докучать детям просьбами, но все равно, как у газели глаза – един­ственный грех, так и наша немощность раздражает тех, кто не задумывается о будущем. Я ведь уже гово­рил в прошлом году борзо­му юноше: «Хоти не хоти, а власть не твоя: и я был, как ты, ты будешь, как я».

Сейчас я стар, но вспо­минаю годы, когда не пуга­ли невзгоды, когда я и мог, и хотел, и сложных не гнушал­ся дел, и бегал я быстрей ге­парда, и прыгал очень высо­ко, легко обыгрывал всех в нарды, любимым пел я «Су­лико». Да-да, любимых было много, большое сердце у меня, но помнил я к жене до­рогу, крепче других ее любя. Но годы ведь неумолимо бе­гут, не зная остановки, и вот теперь я перед вами такой нелепый и неловкий. Но не жалости прошу, я заслужил признания, и, как ровесни­ки мои, я требую внимания: открыточки, звоночка иль от коллег привета, но кто осу­дит старика за требованье это?!

Извините, что писал брюзжа, ваш навязчивый Ходжа.

Ответить

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика