Брат ты мне или не брат?

1 августа, 2013г. Комментировать »

Изображение к странице «Брат ты мне или не брат?»После развода Аллочка осталась с пятилетней дочкой Олесей на руках, кучей кредитов и съемной квартирой. Но была рада и такому обстоятельству, лишь бы избавиться от изверга-мужа, который стал поколачивать ее практически сразу после свадьбы. Терпела в надежде, что муженек перебесится и одумается, но не тут то было. После, долгое время чуралась мужского внимания, шарахаясь от претендентов на руку и сердце (коих, надо признать, было в достатке), как от огня.

Но через пять лет в их небольшой, преимущественно женский коллектив пришел новый начальник. Он был умен, хорош собой, а главное – свободен. Одинокие девушки тут же «сделали стойку», стали носить откровенные наряды, использовать накладные ресницы и периодически предлагать Вадиму Вадимовичу испить кофейку с домашней выпечкой, от чего он стойко отказывался, ссылаясь на предрасположенность к полноте. Алла даже и в мыслях не держала того, чтобы закадрить нового шефа, хотя и вынуждена была признаться сама себе, что мужчина ей очень понравился. И тот, к недоумению офисных красоток, вдруг стал оказывать знаки внимания разведенке Аллочке. Кофе, обед в ближайшем кафе, кино, прогулки по парку. Их роман развивался стремительно. Одно обстоятельство особо сближало пару: у обоих были дети-ровесники. Вадим после развода с женой воспитывал сына.

Алла и Вадим узаконили отношения и съехались. Поначалу их дети Олеся и Игорь напряженно присматривались друг к другу, потом вроде как поладили, но уже через несколько лет родителям пришлось испытать на себе все прелести переходного возраста. Игорь увлекся культурой готов, Олеся с головой ушла в «гламур»: розовая комната а-ля Барби, стразы, маленькая собачка и прочие девичьи глупости. Интересы подростков были крайне противоположны. Все это вызывало взаимную неприязнь, агрессию, выливавшуюся в оскорбления и драки. «Сколько еще мне терпеть этот кошмар?!» – вопрошала Алла. «Ничего, родная, скоро дети вырастут, поумнеют, проникнутся друг к дружке родственными чувствами», – уговаривал ее Вадим. Ах, лучше бы он этого не произносил! Вот, говорят, мысль материальна, слова, по-видимому, тоже. Потому как прошло пару лет – и дети впрямь воспылали чувствами, но совсем не родственными. Игорь и Олеся влюбились! Когда им было по девятнадцать лет, а к тому времени каждый из них уже был студентом вуза, они, взявшись за руки, пришли за родительским благословением: «Хотим пожениться!» Шок? Нет. Алла просто впала в ступор: «Это же грех, кровосмешение, вы же брат и сестра!» «О чем вы?! Мы не родственники!» Точно. Просто за годы, проведенные вместе, она искренне полюбила мальчика и стала считать его родным сыном. «И все равно, так нельзя, нельзя, нельзя! – все больше распалялась Алла. – Что скажут люди? Ведь все уверены, что вы кровные родственники». «Да плевать мы на чужое мнение хотели, – молодые люди были единодушны. – Любим друг друга и будем вместе, даже если весь мир будет против нас!»

На каждый роток не накинешь платок. Когда Игорь с Олеськой ушли из родительского дома, так и не дождавшись благословения на брак, соседские кумушки здорово промыли семье косточки. Одна даже к батюшке в храм ходила, мол, урезонь безбожников, живут в грехе, уродов нарожают. Святой отец, узнав от самой Аллы все обстоятельства дела, напутствовал ее принять решение детей со спокойной душой: «Любить – значит видеть чудо, невидимое для других». Приняли, простили, а уж когда родилась Верочка, то новоиспеченные дед и бабушка и вовсе растаяли. Однако, прожив вместе шесть лет, молодые решили расстаться. Как же так? А мы, говорят, столько лет вместе, знаем друг друга настолько хорошо, что уже неинтересно обоим стало. Ну, вот так бывает, любовь ушла. А возрождать ее, все равно, что пытаться вернуть к жизни умершую кобылу. Вроде и хвост пришили, и уши к голове приставили, ан, нет, все равно мертвая. Что ж, люди взрослые, зрелые, как их убедить. Верочка осталась жить с Аллой и Вадимом, а молодежь кинулась в водоворот страстей и романов. Через пару-тройку лет Олеся вышла замуж, Игорь женился. И теперь в родительском доме они собираются большой шумной компанией. И надо же, никто не испытывает по отношению к другому ревности или неприязни (по крайней мере, явно это не выражается). «Не пойму, кем тебе приходится Игорь?» – как-то поинтересовалась приятельница, не знавшая всех хитросплетений Олесиной судьбы. «Брат, – привычно ответила та, а потом уточнила: – Муж, бывший, правда, и еще отец Веры». И натолкнувшись на недоуменный взгляд, сказала: «Ой, не бери в голову! – штука сложная».

Как правильно заметил один мудрец: «Прежде, чем осуждать кого-то, возьми его обувь и пройди его путь, попробуй на вкус его слезы, почувствуй его боль. Наткнись на каждый камень, о который он споткнулся. И лишь после этого говори ему, как правильно надо жить». И добавить к этому нечего.

Елена КАМАЛОВА.

 

Ответить

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика