Даешь стройку века!

26 февраля, 2013г. Комментировать »

Изображение к странице «Даешь стройку века!»«Рельсы упрямо режут тайгу, дерзко и прямо, в зной и пургу»… Именно эти строчки из старой песни приходят на ум под стук колёс. Может быть, потому, что в продолжении песни есть такие слова: «Веселей, ребята, выпало нам строить путь железный, а короче, БАМ!». Почему такие ассоциации возникают в моей голове, необременённой глубочайшими мыслями в отпуске, сейчас объясню. Как только мы сели в поезд Орск-Адлер, по преобладающему большинству мужчин в вагоне сразу стало ясно, что зимой на юг люди едут не отдыхать, как летом, а на заработки. Все трудоспособное население едет за длинным рублём на стройку века – в Сочи.

Сами понимаете, журна­лист – это не профессия, а стиль жизни, ну как не позна­комиться с попутчиками и не выведать интересные фак­ты? Знакомлюсь. Двое мужчин предпенсионного возраста, Владимир и Фёдор, – коллеги. Вместе уже более 20 лет ра­ботают в «Мостоотряде №56» (филиал ОАО «Волгомост»), строят мосты и путепроводы по всей России. Кстати, стро­ительство двух кумертауских путепроводов – творение их рук. Сами мужчины родом из Оренбурга, работают вахта­ми по две недели. За многие годы в мостоотряде объезди­ли всю матушку-Россию вдоль и поперёк. На мой вопрос, не устали ли они кататься, хором отвечают, что привыкли уже к такому укладу жизни. И жёны привыкли, да и сами другой работы не знают. Хотя чем старше, тем уже сложнее ста­новится кочевать по городам и весям. в вагончиках или общежитиях, тяжёлая физиче­ская работа в любую погоду и время года всё-таки дают о себе знать.

– Вот до пенсии осталось полгода – и всё, будем дома сидеть да телевизор смотреть, – шутит Владимир. И тут же до­бавляет: – Нет, не смогу ведь, как я без дорог-то?

В прошлом году, то бишь в 2012-м, выпало мостоотря­довцам из Оренбурга стро­ить дорогу на Красной Поляне. Воспоминания не из прият­ных, так как работали два ме­сяца подряд без выходных и проходных. Да и погода не ба­ловала – постоянные дожди, грязь. Сроки стоят жёсткие, а их нарушать нельзя. Я скром­но интересуюсь о зарплате у вахтовиков. Ответ меня очень сильно поразил: 18-20 тысяч рублей! Это за работу в таких условиях и вдали от дома!

– Все думают, что мы в Со­чах миллионы зарабатываем, – с улыбкой отвечает мне Фё­дор, – да как бы не так! Мо­жет, начальство их и имеет, а мы, работяги, – нет. Наша бри­гада сейчас в Краснодар едет, 60 человек, расширяем трассу Ростов-Краснодар.

В это время в наш вагон подтянулась молодёжь с гита­рой наперевес.

– Наше подрастающее поко­ление, – знакомит нас с ребя­тами Владимир. – Мы на пен­сию уйдём – они останутся.

На вахту вместе со строи­телями едут два повара Оля и Тамара. Женщины весёлые, компанейские. С лёгкостью подхватывают песню про чёр­ного ворона. По разговорам их слышу, как они обращают­ся к молодым ребятам: «Сы­нок, как родители-то, не боле­ют? Две недели не виделись, соскучились по своим ребятам. В нашей бригаде, как в боль­шой семье, все уж родными стали. Они из дома уезжают, от семей, жён, детишек, а мы их стараемся всегда вкусненьким побаловать. Готовим, как дома. Какой же из мужика работник будет, если он голодный?!»

В разговор включается со­сед с «боковушки». Зовут его Толик, родом из деревушки близ Бузулука. Уже изрядно подвыпив, он сетует на бед­ную жизнь в деревне и на пол­ное отсутствие работы: «Я вот в Адлер еду. Там сейчас олим­пийские объекты строят. Дого­ворился насчёт работы. Вроде 30 тысяч обещали платить. Се­мью кормить надо: двое паца­нов растут, жена не работает, на хозяйстве. На месяц с дру­гом едем, если повезёт, то там зацепимся. А то ведь всякое бывает: пообещают горы зо­лотые, а на деле копейки за­платят. Я так уже много мест поменял, но в Краснодарском крае сейчас всё-таки работу можно найти, не то, что у нас».

Про сочинскую стройку в поезде говорят многие. Вот дама неопределённого воз­раста тоже едет туда на зара­ботки. Она штукатур-маляр. Тоже вахта, и тоже за неболь­шие деньги. По её расска­зам, строительство на Крас­ной Поляне – зарывание денег в землю. Работы мно­го, погодные условия плохие. Из-за постоянной сырости люди по десять раз переде­лывают то, что можно сде­лать за раз. Вместе со своей бригадой наёмных работ­ников неделями ждут, пока высохнет штукатурка, вклю­чают для этого мощные обо­греватели. Прораб ругает­ся за бешеный перерасход электроэнергии. И вообще, в Сочи «конец света» приходит, когда выключают электро-энергию. А это и холод и го­лод одновременно, всё дер­жится на электричестве. На­пример, в новогоднюю ночь полгорода осталось без све­та. Электростанция не спра­вилась с большим потреби­тельским потоком. Коренные сочинцы опасаются, что по­сле Олимпиады 2014 года всё это выстроенное бла­голепие будет невостребо­ванным. Сейчас на «стройке века» задействовано огром­ное количество приезжих людей, а пройдут Олимпий­ские игры – и некому будет воспользоваться всем. Ведь среднестатистическому рос­сиянину дешевле съездить в отпуск в Турцию или Египет, чем в Сочи…

За двое суток в поезде много нового можно узнать от попутчиков. Проезжая поч­ти через всю Россию под рас­сказы простых работяг, обид­но становится за свою родину. Широка страна моя родная, много в ней лесов, полей и рек. Только я другой страны не знаю, где ничтожно мал так человек.

Путешествовала Олеся ПОДБЕЛЬСКАЯ.

Один комментарий

  1. Лизонька:
    Сильно, Олеся!

Ответить

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика