Берегите мужчин!

9 февраля, 2013г. Комментировать »

Изображение к странице «Берегите мужчин!»«Когда мимо проходит жизнь, увы, не чувствуешь себя принимающим парад», – грустно сказал мой визави, опрокидывая очередную рюмку бренди. Мы были случайными собеседниками, коротающими время в забегаловке аэропорта в ожидании своего рейса. А его все откладывали и откладывали: Магадан не принимал, сильная метель не позволяла самолетам выполнять посадку.

Юрий Николаевич («Зови Юриком, как все друзья», – с ходу предложил он мне) мужчина средних лет, похо­жий на голливудского ак­тера Мэла Гибсона. Трудно сказать, почему он выбрал в качестве «свободных ушей» именно меня. Но, подсев за столик, разговор начал с того, что я якобы напомни­ла ему одну из бывших воз­любленных: «Знаешь, какая была женщина! А я, болван, упустил ее… Да, к другу мое­му сбежала, сволочь! Да нет, не она сволочь, друг, черт бы его побрал!» Как тонко под­метил поэт: «Дело было вече­ром, делать было нечего», по­этому, попивая крепкий кофе, я внимала рассказам «Мэла». И, чем больше узнавала исто­рий из жизни, тем более, гля­дя на Юрия, приходила к вы­воду, что состариться куда проще, чем повзрослеть…

Он всегда нравился девоч­кам. Синеглазый мальчик с черной непослушной челкой, приятным баритоном пою­щий под гитару: «Лишь поза­вчера нас судьба свела, а до этих пор где же ты была?» И девичьи сердца плавились – выбирай любую! Чем Юра без зазрения совести и поль­зовался, меняя подружек, как перчатки. Первый раз женил­ся, учась на четвертом кур­се мединститута. Девочка была, что надо, одним словом, «фирма»! Из интеллигентной небедной семьи. Родственни­ки с двух сторон поднатужи­лись и купили молодым одно­комнатный кооператив. Жили весело: студенческие компа­нии, вылазки на природу, пу­тешествия к морю. Потом, бац, и распределение. Связи пред­ков не помогли, отправили молодых к черту на кулички, в больницу поселка со стран­ным названием Ерофей Пав­лович Сковородинского рай­она Амурской области. Юра – анестезиолог, Вера – педи­атр. Выделили им комнату в семейном общежитии, ста­ли супруги обустраивать быт. Позже Вера, будучи в поло­жении, уехала рожать к ро­дителям. Юра остался один. А одиноких мужчин, как извест­но, поджидают всякие непри­ятности в образе юных и не очень дев, приятелей с ящи­ками пива, соседок с пирож­ками… Это по их, мужской, собственно, версии. Ну, и за­крутилось: запал Юра на пи­рожки с капустой и прочие прелести соседки по общежи­тию. «Сама виновата, – оправ­дываясь, говорил мне Ни­колаич. – Нельзя оставлять мужа надолго одного. Всегда найдется желающая приго­лубить». В общем, разошлись они с Верой, как в море ко­рабли. Сыну Владьке алимен­ты регулярно выплачивал, а видеться, нет, не виделись. К тому же «прелестница с пи­рожками» Валюшка вско­ре тоже родила Юрию сына. Он был страшно горд собой: «Сплошные богатыри! Не то, что у некоторых бракоделов!»

А потом в больницу на практику приехала Вика. Юрий Николаевич честно держался, сколько мог, но чувства пересилили, и вот уже он с чемоданом и рас­кладушкой стоит на пороге комнаты Виктории… Это был третий законный брак и та самая жена, которая, кстати, единственная из всех, ушла от Юрия сама. «Сбежала, под­лая, к другу! – с тоской (или обидой?) сетует он. – Любовь у них, говорит. А со мной что тогда было?!» У-гу, отмечаю про себя, тебе, значит, можно жен перебирать… И он, слов­но прочитав мои мысли, вы­дает: «Мужчин беречь надо! Потому как вас, женщин, мно­го, а нас, настоящих мужиков, мало. Потому нам и позволе­но чуть больше, чем слабому полу». Железная логика!

В общем, Вика оставила в сердце Юрика незаживаю­щую рану, лечить которую тут же нашлись охотницы. Шли годы, наш герой менял пей­зажи за окном и жен. Хобби у него, что ли, такое было? Нет, говорит, просто я, как честный человек, женился на всех, к кому возникало чувство. Ду­мала, что развязка истории окажется банальной: поста­ревший «Мэл Гибсон» остал­ся-таки у разбитого корыта, в гордом или не очень гордом одиночестве. Но нет! Шестая по счету, крайняя (предусмо­трительно не говорит, что по­следняя!) из жен – Наташа оказалась женщиной суровой, буквально скрутившей Нико­лаича в бараний рог. «Ревну­ет, глаз ни на кого поднять не моги, – с какой-то даже радо­стью резюмировал Юрий. – Любит!»

Наконец-то объяви­ли регистрацию на наш рейс. Закругляя разговор, Юрий Николаевич выдал: «Все беды от женщин! Все вам не так, все не эдак. А у мужиков душа тонкая, нам главное – пони­мание, ласка, похвала…» Не иначе как в знак мужской со­лидарности Игорь Губерман написал следующие строки: «Хвалите, бабы, мужиков. Му­жик за похвалу достанет ме­сяц с облаков, и пыль сметет в углу». А мы, между прочим, вообще ушами любим, не сто­ит забывать! Поэтому на все мужские претензии хочется ответить в том же духе: «Пи­шите женщинам стихи! Пу­скай вы даже не поэты. Пиши­те. Женщины за это простят любые вам грехи. Пишите женщинам стихи».

Елена КАМАЛОВА.

Ответить

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика