Билет в один конец

19 октября, 2010г. Комментировать »

Изображение к странице «Билет в один конец»Исписанные блокноты обычно выбрасываю сразу. А этот, восемнадцатилетней давности, каким-то образом уцелел и попал в руки случайно. В нем записаны откровения наркомана, которых в те годы в нашем городе было немного. Я сейчас не помню, как он выглядел и как его звали (согласие на беседу было получено в ответ на обещание анонимности), но очень хочу узнать, как сложилась его судьба. Если он взялся за ум и начал новую жизнь, то, может быть, откликнется...
Записи отрывочные, неполные, без хронологии. В них много страшного, болезненного, злого и почти нет света. Я решила не причесывать его мысли, как в первый раз, а передать их дословно:

«...Я никому не звоню, и мой телефон молчит. Никому до меня нет дела. Кроме участкового и врача из диспансера. В милиции взяли подписку, что через месяц я трудоустроюсь, то есть  обрету социальный статус. Глупость! Зачем мне все это?

Зачем? Для чего мы живем? Для кого? Дайте мне ответ! Все вокруг жуют пустые слова. Скука! Не верю. И долго думаю сам: для чего живу я? Забрел в такие дебри и блуждаю, блуждаю в них. Хожу себе потихонечку, уж и забыл, куда иду, зачем иду. Легкий такой ветерок у меня  в голове, овевает меня, принося облегчение и забвение. Сон.

Есть у меня подруга – моя собака. Но даже о ней я временами забываю. От скуки. Я скучаю. Мне нравится скучать. Скука раскрепощает. Можно махнуть рукой на себя и на других. Никакой ответственности ни перед кем. Хорошо. И легко. Я иглой иногда не попадаю в вену. Это плохо.

Я безответственный. Бездарный, глупый, тупой, никчемный… А ведь раньше стихи писал. Рисовал! Неплохо, говорили, на пианино играл. Ничего не осталось. Да не делайте такую кислую мину, удивление не изображайте. Я не типичный. Зимой я родился. Простуда – мой вечный спутник. Ангина – моя мать. Незабываемые воспоминания детства. Больницы, белые халаты, плач детей. И синие сугробы за окном. Запах хлорки. Пенициллин. Аллергия. Хочу домой, к маме…

Да что вы все записываете? Давайте расскажу лучше про принудительное лечение, про бред, кошмары, «ломку». Про то, как просто вскрыть себе вены и … перевязать чуть погодя, ведь умирать-то не хочется. А Санек тоже жить хотел, но перерезал и умер. Потому, что все вокруг держали кайф. И никому дела не было, что рядом кто-то уходит из жизни.

Жизнь полна ассоциаций: скажешь одно, подумав о другом, а вспомнишь третье. Больницу, кафельный пол, товарищей по несчастью. Леху, клянчившего укол. «Графа», вечно плачущего о маме и доме. «Ангела», что постоянно «стрелял» сигареты и потом раздавал их насильно. Витьку, в прошлом студента-отличника, а теперь – жильца вечной койки в психушке. Вдруг и я таким же стану?

Нет, не хочу, нет!

Нет? Ха-ха-ха! Я уже почти такой, как они. Музыкант с синей наколкой, где твой свободный полет? Да и ноты уже забыл, и слой пыли на пианино.

Никто меня не завлекал, как говорит мама. Никто не втягивал. Я сам… Месяц употреблял, не понимая, что «подсел». Как будто легкая простуда, не более. А дальше все полетело, покатилось, не остановишь. Головная боль, губы сухие, бессонница, ни одно снотворное не помогает. Ни лежать, ни стоять – тяжко. И вот сидишь целую ночь, телефонный диск накручиваешь. Отказ, отказ, отказ…

А потом повезет, выручит кто-то. Чтобы в  следующий раз ты выручил его. Закон.

Если раньше мы употребляли наркотики, чтобы покайфовать, то теперь, чтобы успокоиться, прийти в себя. А надо было доставать все больше и больше.

Любовь? Была и любовь. Целый год. Я хотел семейной жизни. Не вышло. Вместе боролись, хотели бросить. Но когда двое слепых ищут дорогу, не увидишь свет. При любом стрессе мы обращались к этому проклятому средству, надежному, как первый лед.

Мне снится сон, навязчивый и жуткий. Будто сидим мы с Ринатом у него на кухне, и он умоляет меня сделать ему укол. И не могу я отыскать вену. И не то чтобы рука у меня дрожала. Только у Рината ни одного живого места, вены все исколотые, кожа воспаленная. Час, два мучаюсь. Не выходит. И так всю ночь. Чертыхаюсь от злости. И ведь отлично знаю, что не сон это, а так все и было. Ринат обеспечил себе место в загробном мире, скоро сороковины по нему.

Пока моя совесть чиста. Я никого не втянул в это. Никого не обворовал и тем более не убил. Да и вообще, наркоман не способен на убийство. Сил не хватит. На кражу – да, может пойти. Комфорт наш стоит денег, больших денег.

Два месяца, как я вышел из больницы. С удовольствием гуляю с собакой. Пытаюсь устроиться на работу. Не думаю о наркотиках. Начать бы жизнь сначала… Но поручиться за себя не могу. Наркотики умеют выжидать. А потом снова начнут пожирать мою жизнь. Наверное, это как билет в один конец. Знаю, что пока мой путевой лист на тот свет завалился за тумбочку. Но ангелы смерти могут обнаружить его в любой момент…»

На этих словах запись обрывается. Где ты сейчас, тот двадцатилетний парень. Сейчас ему 38 лет. Нашли его ангелы смерти или он хорошо законспирировался среди людей, ведущих здоровый образ жизни? Медицинская статистика безжалостна – наркоманы умирают рано. Но может, кому-то удалось удержать человека, выправить на жизненном пути? Отзовись, если узнал себя!

Д. ЮЛДАШЕВА.

Ответить

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика